Максим Фрай. Лабиринт (Чужак). 13 страница

коллег я теперь разделяю целиком и полностью. Нет слов, чтобы

описать все, что случилось в моем рту в то чудесное утро. И

если вы думаете, что испытали все нслаждения, которые могут

извлечь ваши вкусовые рецепторы... Что ж, пребывайте в

счастливом неведении, бедняги! Я скорбно умолкаю...

Когда все кончилось, мы некоторое время печально молчали.

- Неужели невозможно отменить запрет хотя бы для поваров,

- жалобно спросил я, потрясенный несправедливостью мирового

устройства. - Если это - одно из блюд старой кухни, не решаюсь

представить себе все остальное.

Мои старшие коллеги печально переглянулись. У них были

лица людей, навеки утративших самое дорогое.

- К сожалению, Макс, теоретически Мир может рухнуть и от

этого! - Вздохнул Джуффин. - К тому же, Кодекс Хрембера писали

не мы.

- Тот, кто его писал, наверное, лет сто просидел на

строжайшей диете и возненавидел все человечетво, - буркнул я. -

Неужели даже Его Величество и Великий Магистр Нуфлин...

- В городе много судачат о секретной кухне, укрытой в

подвалах Иафаха, главной резиденции Ордена Семилистника. - С

деланным равнодушием заметил сэр Кофа Йох. - Но надо отдать им

должное, они умеют предотвращать последствия...

Сэр Джуффин вздохнул еще раз, потом залпом допил остывшую

камру.

- Жизнь продолжается, - бодро провозгласил он, - а посему,

скажите мне, драгоценный мой друг: пирог пирогом, но ведь были

и еще происшествия?

- Все по ведомству генерала Бубуты, - брезгливо поджав

губы, бросил сэр Кофа, - мелочевка. Идиоты контрабандисты

пытались скрыть свой груз от таможни, применив черную магию

пятнадцатой ступени. Представляете?

- Да, - сокрушенно кивнул сэр Джуффин, - исключительное

слабоумие. Все равно, что украсть старую скабу и потом взорвать

весь Правый Берег, чтобы никто не догадался.

- Еще подделка драгоценностей. Черная магия всего-то

четвертой ступени! Потом была неумелая попытка самостоятельно

приготовить снотворное. Это вообще чистой воды ерунда... Ну вот

кое-что посерьезнее... Белар Гроу, бывший послушник Ордена

Потаенной Травы заделался карманником. Хорошим, кстати,

специалистом! Этой ночью его чуть было не поймали... да

посмотрите сами! - Сэр Кофа протянул Джуффину несколько

самопишущих дощечек: удобнейшее, скажу вам, изобретение,

особенно для нас, бюрократов! Знай себе думай, а они запишут.

(Забавно, я выяснил, что некоторые люди даже думают с

грамматическими ошибками!)

Сэр Джуффин снисходительно изучил дощечки.

- Хотел бы я знать, чем все-таки занимается Бубута Бох в

рабочее время? И какую часть тела он использует для мышления,

когда в этом возникает острая надобность? Ладно. Отдадим ему

горе-знахаря и контрабандистов, а ювелира и карманника

придержим на потом.

Сэр Кофа Йох важно кивнул.

- С вашего позволения, я откланяюсь. Хочу по дороге домой,

выпить чашечку камры в "Розовом Буривухе". Готовить ее они

толком не умеют, но там собираются самые языкастые кумушки Ехо,

как раз утром, по дороге с рынка. Не думаю, что... Хотя... - на

этой загадочной ноте сэр Кофа машинально провел рукой по лицу,



которое тут же начало неуловимо изменяться. Потирая растущий на

глазах нос, сэр Кофа отправился прокучивать остаток казенных

средств.

- Сэр Джуффин, - смущенно начал я, - скажите мне на

милость, а почему бы не передать Бубуте Боху все дела сразу?

Он, конечно, козел, но разгуливающий на свободе преступник -

это, кажется, не совсем то, что надо? Или я опять чего-то не

понял?

- Опять, Макс. Разгуливающий на свободе преступник - это

плохо, но разгуливающий по Дому у Моста Бубута - это куда хуже!

Мне приходится с этим уживаться. А "уживаться", в моем скромном

понимании, означает - контролировать ситуацию. А

"контролировать ситуацию" - это значит, что сэр Бубута Бох

всегда должен быть нам обязан. И в то же время, у нас всегда

должно быть про запас что-то, о чем он не знает, поскольку

благодарность Бубуты Боха так же неудержима и шумлива, как

газы, которые он испускает на досуге. И так же недолговечна,

как их аромат. Элементарно, парень!... Кстати, а что такое

"козел"?

- "Козел" - это сэр Бубута Бох, - остроумно ответил я, - а

вы - настоящий иезуит, сэр!

- Ты здорово умеешь ругаться, если захочешь, - восхищенно

заметил Джуффин.

- Прошу прощения, ребята! - Незнакомец, в которого только

что превратился сэр Кофа, снова заглянул в кабинет. - С этим

грешным пирогом я совсем забыл о главном, Джуффин! Всю ночь в

городе циркулировали слухи, что в Холоми умер Бурада Исофс. Я

проверил - так оно и есть. Он сидел в камере номер 5-хох-ау,

Джуффин, обратите внимание! Как вам это нравится!?

- Подумать только, - проворчал сэр Джуффин Халли, - каким

образом ночные гуляки узнают подобные вещи? Тем паче, что дело

было в Холоми...

- Сами говорили, что в Ехо полно дерьмовых ясновидцев! - Я

внес свою лепту в их диалог.

- Да уж... Спасибо, Кофа! Порадовал... Сколько народу

перемерло в этой камере за последние несколько лет, Куруш?

Сонный буривух недовольно нахохлился, но выдал информацию

"на 225 день 115 года".

- Досот Фер умер в 114 день 112 года в камере N 5-хох-ау

Королевской тюрьмы Холоми. Толосот Лив умер в 209 день 113 года

там же. Балок Санр умер в 173 день 114 года. Цивет Марон умер в

236 день 114 года. Ахам Анн умер в 78 день 115 года. Совац

Ловод умер в 184 день 115 года... Бурада Исофс умер там же в

224 день 115 года, если я правильно понял сэра Кофу... Дайте

кто-нибудь орехов, - неожиданно неофициальным тоном закончил

Куруш.

- Конечно, дорогой! - Сэр Джуффин нежно погладил мудрую

птицу и полез в ящик стола за орехами, которых там было куда

больше чем секретных документов. - Ступай по своим делам, сэр

Кофа. Молодец, что напомнил об этой истории. Подумаем, что тут

можно сделать...

Сэр Кофа Йох, несравненный "Мастер Кушающий-Слушающий",

если пользоваться непочтительной терминологией Мелифаро, исчез

в полумраке коридора. Дверь бесшумно закрылась. Я поежился под

изучающим взглядом сэра Джуффина Халли.

- Ну как, Макс, возьмешься за это дело?

- С какого конца я за него могу взяться?

- С того единственного и неповторимого конца, который мы

имеем. Отправишься в Холоми, посидишь в этой камере. Нарвешься

на неприятности, узнаешь, что там творится. Ну и сообразишь по

обстоятельствам, что можно предпринять.

- Я? В Холоми?!

- Ну а куда же еще? Мрут-то там, а не у тебя дома! Завтра

и отправишься... Да не переживай ты так, парень! Судя по всему,

долго ждать развития событий тебе не придется... Я уверен, что

лучше тебя с этим делом никто не справится.

- С каким делом? С сидением в тюрьме?

- И с этим тоже, - сэр Джуффин Халли плотоядно улыбнулся,

- да что с тобой, сэр Макс? Где твое чувство юмора?

- Где-то там, сейчас поищу, - я махнул рукой в

неопределенном направлении, доказав, что мои дела не так уж

плохи.

- Послушай меня внимательно, Макс. Рано или поздно, это

все равно бы случилось...

- Вы имеете в виду, что так или иначе, меня бы все равно

упекли в Холоми?

- Далась тебе эта тюрьма! Я с тобой серьезно говорю, Макс.

Рано или поздно тебе придется в первый раз начать действовать

самостоятельно. Поэтому лучше уж пусть это произойдет сейчас!

Не самое решающее для судеб Мира дело. И не самое сложное,

кажется... И я в любой момент смогу прийти на помощь, хотя

уверен, что это не понадобится. В общем, сэр Макс, в твоем

распоряжении весь день, ночь и завтрашнее утро впридачу. Думай,

планируй. Все что потребуешь - к твоим услугам. А сегодня

вечером вместо службы приходи ко мне. Прощальный ужин для

будущего узника, все доступные гастрономические наслаждения

Мира к твоим услугам!

- Спасибо, Джуффин.

- Ничего, сочтемся!

- Но может быть, вы мне все-таки объясните...

- Никаких объяснений, и не проси! Вот ужином накормить -

это пожалуйста!

На том мы и расстались.

Когда события выходят из-под контроля, человеку остается

только одно: отвлечься от проблемы и попробовать начать новую

жизнь. А когда связываешься с сэром Джуффином Халли, события

регулярно выходят из-под контроля. Даже не то чтобы выходят,

они изначально ни под каким контролем не находятся! Так что

"новую жизнь" порой приходится начинать по нескольку раз на

дню...

Итак, сэр Джуффин полностью отстранился от дела,

предоставив мне действовать по собственному усмотрению. Как я

понял, его не слишком волновало, чем все это закончится... В

детстве мне не довелось иметь дело с суровым отцом, из тех, что

бросают визжащих младенцев в бушующее море, чтобы они научились

плавать. Так что плавать я учился совершенно самостоятельно и

без всяких там душераздирающих историй. Но на тридцать первом

году жизни я наконец нарвался именно на такой экземпляр

"учителя"! Швырнуть беднягу Макса в бушующие волны

самостоятельной жизни в надежде, что "природа возьмет свое", и

я "поплыву", - вот вам суровая педагогика сэра Джуффина Халли!

Вечер мне предстояло провести в обществе моего

безжалостного шефа. Я летел на Левый Берег, окрыленный

надеждой, что сейчас мне наконец объяснят, какого черта я

должен делать в тюрьме Холоми... Как же, станет это чудовище

менять свои ужасные решения!

Кто бы мог подумать: оказалось, что сэр Джуффин Халли

великолепно готовит! Ужин, по словам Кимпы, был создан

господином "па-а-а-ачетнейшим начальником" лично. Подозреваю,

это величайшая честь, какой когда-либо удостаивался подчиненный

сэра Джуффина. Но я-то ждал совершенно другого! Я жаждал

инструкций.

- Расслабься, сэр Макс! Забудь! Завтра - это завтра...

Кроме того, я более чем уверен: как только ты окажешься на

месте, тебе в голову тут же прийдет какя-нибудь глупость,

которая окажется единственно верным решением! Попробуй лучше

вот это... - И меня наделили еще одним куском чего-то

божественного. Хуф, маленький песик сэра Джуффина и мой самый

лучший друг в этом суровом Мире, сочувственно сопел под столом.

"Макс тревожится... плохо", - донеслась до меня участливая

Безмолвная речь собачки. "Один ты меня любишь и понимаешь", - с

нежностью ответил я. И опять принялся ныть.

- Джуффин, всем вашим комплиментам я предпочел бы лист

бумаги, где печатными буквами по порядку перечислены все

действия, которые я должен осуществить.

- Все равно перепутаешь... Ты жуй, Макс! Это - лучшее, на

что я способен... Уже лет сорок мечтаю уйти в отставку и

открыть ресторан. Это было бы похлеще "Обжоры"!

- Никаких возражений. Только Король не отпустит вас в

отставку.

- Оно так... до поры до времени.

- А вам не приходит в голову, что народ побоится ходить в

такое заведение? Какие слухи пойдут по городу о вашей кухне?

Ну, пресловутое вяленое мясо мятежных Магистров и все такое...

- Вурдалаки с тобой, парень! Это же лучшая реклама!

Так мы и поговорили...

Впрочем, одна великолепная идея меня в тот вечер все же

осенила, уже перед самым уходом.

- Я решил взять с собой сэра Лонли-Локли, Джуффин! -

Торжественно заявил я, поражаясь собственной гениальности.

- Вообще-то камера рассчитана на одного, Макс! - Ехидно

прищурился мой шеф. - Будете спать в обнимку? Впрочем, с твоими

представлениями о комфорте...

- Нет, Джуффин, вы не поняли. Я собираюсь уменьшить его,

беднягу... Ну, как он сам таскал вашу мебель в спальню старого

сэра Маклука! - Я действительно уже мог это сделать: эффектный

и практичный фокус, так потрясший меня совсем недавнно,

оказался довольно прост, и я его быстро освоил. - Правда, мне

пока не доводилось практиковать на живых людях... - Моя

самоуверенность испарялась куда быстрее, чем лужа в пустыне.

- А никакой разницы! - Успокоил меня сэр Джуффин. -

Отличная идея, Макс! Говорил же я, что никто лучше тебя с этим

делом не справится!

- Надеюсь, что так оно и есть... А сам-то Лонли-Локли

согласится? - Смущенно спросил я.

- Во-первых, Шурф будет польщен оказанным ему доверием...

А во-вторых, его мнение никто не собирается спрашивать: приказ

есть приказ!

- Грешные Магистры, чего я терпеть не могу делать, так это

приказывать! - Поморщился я.

- Да уж... А кто запугал своим грозным рычанием всех

младших служащих на нашей половине Дома у Моста? Да и не только

на нашей... Не заливай, Макс!

- Когда у меня наконец появилась возможность отдавать

приказы, первые дня два я действительно был счастлив, -

смущенно признался я, - есть такое дело... А потом я понял, что

это занятие - не по мне. Даже посылая курьера за камрой, я

перестаю быть тем симпатичным Максом, которого я столько лет

знаю... так что приказ отдает совсем другой парень. Не могу

сказать, что он мне очень нравится!

- Экая ты у нас сложная натура! - Ухмыльнулся сэр Джуффин.

- Не переживай: я сам пошлю Шурфу зов и все объясню. Есть еще

пожелания?

- Пока нет. В чем я твердо уверен, так это в том, что в

компании Лонли-Локли мне будет спокойнее... Я вам никогда не

говорил, что я - довольно трусливый парень, Джуффин?

- Представь себе, мне тоже так будет спокойнее! -

Конфеденциально сообщил мне сэр Джуффин Халли. - Я тебе никогда

не говорил, что я - не в меру осторожный старый хитрец?...

Учись формулировкам, Макс! Я сказал примерно то же, что и ты, а

насколько приятнее для самолюбия!...

Гостеприимный дом Джуффина я покидал почти в смятении.

Свербящее чувство ответственности за порученное мне дело упорно

не проходило. Сколько раз я пытался сказать себе, что если у

сэра Джуффина Халли хватило ума поручить мне самому разработать

и провести "операцию", то так ему и надо! Получалось довольно

неискренне. Внезапно проснувшийся "комплекс отличника"

нашептывал, что я должен все сделать "на пятерку", или умереть,

чтобы не видеть собственного позора. Где он был, когда я учился

в школе, этот комплекс, хотел бы я знать?!...

Впрочем сколько бы я ни ворчал, заранее было ясно, что

когда все закончится, я буду счастлив, как переодетый в сухие

ползунки младенец, узрев улыбку сэра Джуффина Халли и услышав

его покровительственное заявление, способное доконать человека,

только что своротившего горы: "Вот видишь, Макс, я же тебе

говорил, что все будет в порядке, а ты мне не верил!"

Оставалось просто смириться с мыслью, что я обречен героически

свершать неведомо что во имя одной-единственной снисходительной

улыбки моего шефа...

Была холодная ночь. Одна из самых холодных за всю зиму.

Термометр с моей "исторической родины" наверняка стоял бы

сейчас на нуле по Цельсию. Климат в Ехо вообще более чем

умеренный: ни морозов, ни жары, что радует меня бесконечно!

Романтика снежной зимы никогда не пленяла мое сердце. Особенно

когда приходилось в сумерках идти на работу, шлепая по

грязно-белым тротуарам одревеневшими ногами в промокших

ботинках. И раздумывая о том, в какую сумму мне влетят новые...

А разгар лета я всегда воспринимал как полное отсутствие

воздуха и активное скопление пота в тех местах, где он особенно

некстати... Так что, крайняя умеренность местного климата

делает меня счастливым. Хоть что-то делает меня счастливым,

хвала Магистрам!

Я ехал домой и старался думать не о завтрашнем деле, а о

чем-нибудь другом. Например о том, успею ли я утром увидеть

леди Меламори... К тому моменту мои симпатии к Меламори уже

начинали принимать опасную форму. Поэтому думать об этой милой

леди было еще худшим способом поднять настроение, чем

погружаться в мрачные грезы о неприступных стенах тюрьмы

Холоми.

Я совершенно не мог понять Меламори! С вечера нашего

первого знакомства она смотрела на меня с обожанием, время от

времени переходящим в полное благоговение. Кажется, даже с

некоторым испугом... Но чрезмерное восхищние, насколько мне

было известно, редко способствует возникновению настоящей

близости... Так что я сам не знал: надеяться мне на что-то, или

взять себя в руки, пока не поздно?!

Несколько дней назад она меня огорошила: "Приходите ко мне

сегодня вечером, сэр Макс! Вы еще не знаете, где мой дом? Это

очень просто найти, я живу возле Квартала Свиданий, правда

забавно?..."

У меня закружилась голова, я надулся, распустил хвост, как

фазан перед брачным сезоном... Сторожить наш рабочий кабинет я

поручил Курушу: эта мудрая птица способна и не на такое! А

явившись к Меламори, застал там все наше Малое Тайное Сыскное

Войско в полном составе.

- Мы что, на службе редко встречаемся за столом, хотел бы

я знать!? Мы же только это и делаем! - Растерянно брякнул я с

порога, к полному восторгу всех собравшихся.

- Зато у меня дома нет Бубуты, сэр Макс! - С восторгом

сообщила виновница моего ужасного разочарования.

- Какой ужас, леди! С кем же я буду общаться? Я так хотел

побеседовать с компетентным специалистом о том, что плавает в

сортирах! Дай, думаю, зайду к леди Меламори: наверняка там уже

сидит генерал Бубута... - Я развлекался как мог. Мои коллеги

были совершенно счастливы при этом присутствовать, судя по их

хохоту... "Чем паршивее Максу, тем грубее его шутки" - этот

непреложный закон природы вывел один мой старинный приятель, до

сих пор проживающий на моей "исторической родине". Полностью с

ним согласен!

Я постарался отвлечься от размышлений о Меламори. Как же!

Оказалось, что кроме как о ее персоне, мне и подумать уже не о

чем!... Неопределенность меня здорово издергала. Ну послала бы

леди меня подальше, что ли... Все стало бы ясно. "Нет" - всегда

значит "нет". Но наша неотразимая Мастер Преследования пялилась

на меня с нескрываемым восторгом, как пятилетняя девочка на

трехметрового Микки-Мауса... Что совершенно не мешало ей

напропалую кокетничать с Мелифаро, которого, по словам сэра

Джуффина эта потрясающая леди водила за нос вот уже несколько

лет...

К сожалению, мои отношения с женщинами всегда складывались

довольно нелепо. Все романы в моей жизни начинались не с того,

что девушка мне нравилась, а с того, что я почему-то решал, что

очень понравился девушке. Несколько дней это тешило мое

самолюбие, а потом я ловил себя на том, что опять "попался"...

Забавно, что я не так уж часто угадывал! Нередко так называемый

"жгучий интерес" к моей персоне оказывался ни на чем не

основанной иллюзией. Но к тому моменту, когда это начинало до

меня доходить, менять что-либо было уже поздно, или, во всяком

случае, очень больно... Так что неподдельный восторг леди

Меламори по поводу моей персоны в очередной раз здорово меня

подвел, потому как...

Я отвлекся от печальных размышлений о девушках и о себе,

любимом, внезапно заметив, что уже давно сижу в собственной

гостиной и механически что-то пережевываю. Мой бедный желудок

со стоном заявлял, что я перестарался. Грешные Магистры,

сколько же я успел съесть?!

А в городе звонили колокола. Начиналось утро. Время, когда

несчастным и никем не обласкнным Тайным сыщикам приходится

вытряхиваться из кресел и отправляться в тюрьму Холоми, чтобы

приятно провести время в камере, где так часто умирают

узники... В Холоми мне по-прежнему не хотелось. Но вовсе не

потому, что в этой грешной камере все время умирали

заключенные. В конце концов это - их проблемы! Стыдно

признаться: беспокойство вызывал сам факт предстоящего

"заточения". Мне просто до сих пор не приходило в голову, что я

могу попасть в тюрьму, тем более здесь, в Ехо! В интересах

дела, конечно, но все-таки... Я просто никогда не сидел в

тюрьме, одним словом! Если честно, у меня коленки тряслись,

когда я представлял себя в арестантской робе у зарешеченного

окна. Кстати, у меня было сомнение: а есть ли в Холоми окна с

этими самыми решетками? Зачем, собственно, решетки, когда к

вашим услугам магия, черная и белая, которая в интересах

государства может быть какой угодно ступени!

Относительно сроков предстоящего нам с Лонли-Локли

заключения, сэр Джуффин меня "успокоил": "Вернетесь, как только

с делом закончите"... Это что же получается: ежели мы это

грешное дело никогда не закончим, то я там так и останусь!?

"Как бы в наказание для просветления", - если говорить словами

одного очень хорошего, но малоизвестного поэта, родившегося не

в этом Мире...

Ладно я, а бедняга Лонли-Локли за что страдать будет?

Хотя, если нас обоих там "забудут", мы весь остров Холоми в

клочки разнесем! В тот момент, как сэр Шурф пригорюнится, о

супруге своей покинутой вспомнив, сразу и разнесем!

С женой Лонли-Локли я как раз познакомился на вечеринке у

Меламори. Потрясающая дама! Кто бы мог подумать, что у леди

Лонли-Локли такое безупречное чувство юмора!? Наверное, оно и

предопределило ее сердечный выбор: нет ничего забавнее, чем эта

парочка: она ему примерно по пояс, зато значительно объемистей.

(Если я правильно понял, в глазах мужской половины населения

Ехо такая фигура - неоспоримое достоинство!) Есть и другие

резоны: под рукой у леди Лонли-Локли всегда имеется объект для

многочисленных острот, совершенно не способный на них

обижаться, поскольку шутки наш Мастер Пресекающий неужные жизни

напрочь не понимает... А если честно, мне показалось, что они

безумно влюблены друг в друга. Когда сэр Шурф смотрел на жену,

его непроницаемое лицо становилось вполне человеческим...

Хорошо, что Лонли-Локли счастлив: личное благополучие

профессионального убийцы способствует общественному

спокойствию! Сделав такой многообещающий вывод, я хмыкнул...

Оставаться в кресле я мог бесконечно, как всегда перед

неприятными хлопотами, которые хочется отложить на завтра. Но

"завтра" уже наступало, а "вчера", соответственно, ушло.

Коротенькое теплое "сегодня" все еще пребывало в мягком кресле,

прямо под моей задницей. Но оно не могло длиться вечно... Так

что я стал собираться. Армстронг и Элла, мои понемногу

взрослеющие котята, басовито напомнили, что им пора завтракать.

На прощание я был щедр как никогда.

- Теперь вас будет кормить господин Урф, - сказал я своим

зверюгам, наполнив их миски, - он хороший человек и вырос на

ферме, где тоже кормил таких пушистых малышей.... К тому же он

- мой подчиненный, так что все будет путем! А я скоро вернусь.

Вот только посижу немного в тюрьме и вернусь... - Я сам

рассмеялся нелепости собственного монолога. Армстронг и Элла

задумчиво смотрели на меня синими глазами, неподвижными и

непроницаемыми, как у сэра Джуффина Халли...

Утро было таким же холодным как ночь. Я шел в Дом у Моста,

наслаждаясь каждым шагом. Мысль о том, что в Холоми я могу тихо

скончаться, как все мои предшественники, приятно обостряла

ощущения. Хотя, кто вообще сказал, что они там мрут по какой-то

причине, а не от нечего делать? Может же все это быть просто

цепью нелепых совпадений! Теоретически - может! Хотя, сердце не

обманешь... мое сердце, во всяком случае. А оно начинало самым

нехорошим образом тяжелеть под легшим на него камнем. Уже

сейчас оно казалось свинцовым, что же будет, когда я окажусь в

Холоми! Признаться, я нервничал все больше и больше. Даже мысль

о том, что грозный Лонли-Локли все время будет сидеть у меня в

кулаке, как маленький волшебный кукиш, успокаивала лишь

отчасти. Надо еще успеть его вовремя выпустить в случае нужды!

Сэр Шурф Лонли-Локли невозмутимо ждал меня в Зале Общей

Работы, заодно что-то записывал в свой "рабочий дневник".

- Вы готовы стать моей жертвой, сэр Шурф? - Осторожно

спросил я.

- "Жертвой"? Сэр Макс, вы явно преувеличиваете значение

предстоящего события. - Флегматично заметил этот изумительный

парень. - Уверяю вас, что у меня нет никаких причин для

беспокойства, а уж у вас - тем более...

- Вы - благородное сердце, сэр Шурф! - Искренне сказал я.

И решительно совершил незаметное постороннему глазу движение

левой рукой. Лонли-Локли исчез... то есть просто оказался между

большим и указательным пальцами моей собственной, отныне

непостижимой верхней конечности. Я растерянно похлопал глазами,

поскольку сам не мог поверить, что все прошло так гладко!

- Здорово, сэр Ночной Кошмар! - Одобрительно заявил

Мелифаро, высовываясь из своего кабинета. - Скажи пожалуйста, а

не мог бы ты оставить его у себя лет на сто - двести?

- Леди Лонли-Локли будет очень возражать, полагаю! -

Улыбнулся я, устало опускаясь в то самое кресло, где только что

сидела несчастная жертва моих магических опытов. - С чего это

ты так рано, Мелифаро? Дурная привычка сэра Джуффина

подскакивать на рассвете вызвала твою нездоровую зависть?

- Наш шеф как раз решил отказаться от своих привычек... Он

прислал мне зов, сказал, что приедет в полдень, умолял тебя

проводить. Смерти вы моей хотите, ребятки!

- Это он от меня скрывается! - Гордо сообщил я.

- От тебя? Ты делаешь успехи, парень! Насколько я знаю

историю Соединенного Королевства, последние четыреста лет сэр

Джуффин Халли ни от кого не скрывался! Чем ты его запугал? -

Мелифаро уселся напротив.

- Дашь камры - скажу! - Важно ответил я, аккуратно

укладывая ноги на стол. Из какого количества дурацких

кинофильмов я выудил этот пошлейший жест, вспомнить страшно!

- Ну вот, еще и траться на этого уголовника! - Проворчал

Мелифаро. - Ладно уж, пользуйся моей щедростью! - Он лениво

встал, вернулся в свой кабинет и извлек оттуда кувшин с камрой

и две кружки совершенно неправдоподобных размеров. - Так почему

же наш сэр "Пачетнейший Начальник" от тебя бегает?

- Я задаю много вопросов, на которые невозможно ответить!

- Торжественно заявил я. - За это, собственно, он меня и упек в

Холоми, ни в чем не повинного!

- А-а-а, всего лишь... Я-то думал, что ты пытался напоить

его каким-нибудь отваром из конского навоза, фирменным блюдом

ваших Пустых Земель...

предмет на сердце начал рассасываться.

сказал, что всю неприятную работу обычно делает его Дневная

задница, так что... Молодец, что напомнил, сейчас я тебя угощу!

- Не надо! - Мелифаро изобразил на своем лице выражение

неподдельного отчаяния и пулей улетел в кабинет. Несколько раз

испуганно выглянул оттуда, потом шутка наскучила, и моя

"светлая половина" соизволила вернуться и допить свою камру.

Таким приятным образом я убил еще часа два. Леди Меламори,

кстати, так и не появилась, посему никакого торжественного

прощания не состоялось... А в общем, все это чепуха! Перед

разлукой люди, как правило, ужасно озабочены, что бы такое

значительное сказать или сделать. Ну и пока они тужатся, время


5830158684506006.html
5830264921376888.html
    PR.RU™