В поисках большей предсказуемости

Полёты человека стали возможны после того, как исследования Даниила Бернулли в области гидродинамики помогли ему понять механизм возникновения подъемной силы. Но даже после этого полеты не стали полностью предсказуемыми. Потребовались дальнейшие исследования, чтобы обнаружить, при каких обстоятельствах работает указанный механизм.

Первые аэропланы, созданные конструкторами на основе работ Бернулли, часто разбивались. Конструкторам и пилотам пришлось выяснять, какие обстоятельства привели к очередной катастрофе. Они, по сути, перестали задавать вопрос «Какие признаки связаны с успехом?» и сосредоточились на вопросе «При каких обстоятельствах использование этой теории приводит к неудаче?». Так они поняли, что если самолет выбирает слишком большой угол атаки, то создается недостаточная подъемная сила. Кроме того, они обнаружили, что в некоторых турбулентных потоках области относительно разреженного воздуха, образующиеся под крыльями, приводят к резкому сваливанию самолета в штопор. По мере того как конструкторы и летчики начали распознавать обстоятельства, требующие новых технологий или новых способов управления самолетом, полеты человека стали не только возможны, но и предсказуемы.

В науке об управлении подобные открытия происходят, когда специалисты не только устанавливают причинно-следственную связь между предпринятыми действиями и их результатами, но и описывают обстоятельства, при которых эта связь приводит или не приводит к успеху. Это позволяет им определить, что нужно менять в процессе управления в зависимости от ситуации. Другими словами, хорошие теории зависят от обстоятельств: они объясняют не только то, какие действия приводят к желаемым результатам, но и как причинно-следственная связь может приводить к разным результатам в разных обстоятельствах.

Например, две группы исследователей, независимо друг от друга, изучали вопрос, почему компаниям так не просто приносить своим акционерам высокие доходы на протяжении длительного времени, и пришли к прямо противоположным выводам. Крис Зук и Джеймс Аллеи и книге «Profit from the Core» замечают, что, как правило, наилучшие результаты па протяжении длительного времени показывают компании, которые расширяли сферы своей деятельности в смежные области. Ричард Фостер и Сара Каплан в книге «Creative Destruction», в свою очередь, приходят к выводу, что, поскольку даже самые прибыльные сферы деятельности со временем теряют свою привлекательность, менеджеры должны поддерживать своеобразные лаборатории предпринимательства и быть готовы к созданию нового основного бизнеса.

Авторы помогли нам сформулировать критически важный вопрос, который может привести нас к стадии предсказуемости цикла построения теорий. «При каких условиях концентрация сил на основном бизнесе поможет компании показывать превосходные результаты, и в каких случаях необходимо действие сил творческого разрушения?». После того как исследователи определят набор различных ситуаций, в которых могут оказаться менеджеры, и затем сформулируют теорию, учитывающую влияние различных обстоятельств, их рекомендациям можно будет следовать с большей уверенностью.



Теории, учитывающие влияние различных обстоятельств, помогают менеджерам понять, что конкретно в их сегодняшнем положении послужило причиной успеха выбранных стратегии и тактики. Кроме того, они помогают определить момент, когда обстоятельства изменяются до такой степени, что приходится использовать новые методы управления. Теории, достигшие такого уровня развития, помогают сделать успехи не только возможными и предсказуемыми, но и устойчивыми. Работа по совершенствованию теорий не завершается никогда. Так, несмотря на то что теория кластеров Майкла Портера крайне полезна, есть возможность выяснить, в какие моменты и по каким причинам существующие кластеры начинают распадаться. Это приведет к созданию еще более надежной теории конкурентного преимущества стран.


5832565014199385.html
5832594717761797.html
    PR.RU™